Статьи

Интервью с основателем биржи Garantex: Что будет после перезагрузки, как глубока кроличья нора, как кризис отразился на жизни биржи

Опубликовано

Основатель криптовалютной биржи Garantex Сергей Менделеев 21 апреля дал интервью каналу Community Opinion и его автору Сергею Севанцяну, здесь мы приводим его текстовую версию.  

С.С.: Добрый день! Сегодня мы обсуждаем далеко не тривиальные темы: мы все сейчас на самоизоляции, ситуация на рынке очень неоднозначная, все прекрасно понимают, что весь малый и средний бизнес обнулился. Наша дискуссия сегодня будет именно об этом: каким образом мы выйдем из этой перезагрузки. Сегодня у нас в гостях Сергей Менделеев, основатель криптовалютной биржи Garantex. Сергей, очень приятно вас видеть и слышать, вам слово.

С.М.: Добрый день! Говоря о том, что нас ожидает: на самом деле, мы не знаем, насколько глубока эта кроличья нора, в которую мы все упали. Если ситуация ограничится тем, что мы имеем сейчас, останется в тех размерах и форматах, то, на мой взгляд, ничем страшным это не закончится. Через полгода все индексы восстановятся, самолеты полетят, туризм наладится, рестораны заработают, все будет нормально.

Если ситуация продолжит усугубляться, карантин продлится — есть сейчас такие осторожные прогнозы, что Европа будет закрыта вплоть до сентября —  тогда нужно будет анализировать заново. Но пока мой прогноз достаточно оптимистичен.

С.С.: Очень приятно это слышать, но знаете, мы видим повсеместно, что бизнес уже не просто воет, он уже готов лезть на стены. Я говорю про малый и средний бизнес, почему-то нам кажется, что от нас просто отказались. Мы все представители бизнеса, как вы ощущаете состояние своего бизнеса, что с ним случилось? 

С.М.: В нашем бизнесе мы вообще не ощущаем кризиса, если интересно, как идут наши дела. В связи с режимом самоизоляции, нам пришлось временно закрыть несколько региональных офисов. Сотрудники сейчас работают на удаленной основе, у нас есть достаточный финансовый резерв, чтобы продолжать платить заработную плату и аренду (которую никто, разумеется, не отменял, даже с учетом того, что бизнес-центры закрыты). Однако серьезного влияния на наши основные инструменты карантинный режим не оказал, биржа работает круглосуточно и без выходных, московский офис биржи Garantex переходит на круглосуточный режим работы с понедельника по пятницу.  Сделки заключаются, криптовалюты продаются и покупаются. Купить или продать биткоины с помощью наших сервисов можно не выходя из дома и эту особенность нашего подхода клиенты оценили по достоинству. Разумеется, скидка на арендную плату за пустующие офисы была бы актуальна, но по сравнению с той ситуацией, в которой оказались ресторанный и туристический бизнесы, наше положение отнюдь не так критично. Будем надеяться, что принятые меры позволят в скором времени сдержать распространение эпидемии и вернуться к полноценному рабочему режиму. Но что касается всего остального, понимаете, бизнес вообще такая штука, которая при малейших колебаниях требует каких-то дополнительных преференций. Да, бизнесы сейчас разоряются, но я не вижу никакой страшной ситуации — в Москве каждый день открывался один новый ресторан, значит один ресторан закрывался. Ну закроется 10 ресторанов, 100 ресторанов — люди от этого есть не перестанут есть.

С.С.: Люди не перестанут есть, но они перестанут есть в ресторанах. Такое впечатление, что по качеству жизни мы потихонечку сваливаемся в 50-60 годы прошлого века, когда ресторан казался чем-то очень крутым. То есть, у нас есть шанс перезагрузиться в прошлое.

С.М.: Это не первый кризис, который мы переживаем. Я понимаю, что большая часть нашей сегодняшней аудитории  в 1998 году только родилась, а я уже тогда занимался бизнесом. Я очень хорошо помню то время. Тогда рестораны работали, но в них никто не ходил. Когда ты приходил в ресторан, ты был единственным посетителем. Но спустя полгода, летом 99-го в ресторанах места были только по записи.

Ситуация очень быстро восстанавливается. Здесь вопрос только в том, насколько глубоким будет падение. Я далеко не уверен, что оно закончилось. Объясню, почему: если опять же сравнивать, допустим, с 2008 годом, то тогда ФРС вливала в рынок ликвидность где-то около 120 миллиардов долларов в месяц. Сейчас сумма выкупа американских акций, деривативов, векселей составляет 70 миллиардов долларов в день. 

Пока этого вроде бы хватает, индексы пошли вверх, Dow Jones упал до 18 тысяч, но сейчас вырос до 24-х, и пока все выглядит нормально. Но сколько не выкупай акции какой-нибудь авиакомпании, если она не будет летать, то можно выкупить все 100% акций, а толку от этого не будет. Если она не будет летать месяц-два, это плохо, но она восстановится. А если она не будет летать полгода? Я не уверен, что у крупных авиакомпаний есть подобный запас прочности.

С.С.: Я полагаю, сейчас авиакомпании частично загружены не пассажирскими, а различными грузоперевозками.

С.М.: Я вас уверяю, что это мизерная часть. Если вы посмотрите спутниковые фотографии, вы увидите, что сейчас все аэропорты, мировые особенно, которые являются крупными хабами, заставлены самолетами, которые просто стоят на приколе. 

Я уверен, что с кредитными обязательствами государство поможет крупным авиакомпаниям — европейским и американским точно, да и Аэрофлот тоже не рухнет. Но у государств резерв тоже ограничен. Не нужно забывать, что сейчас влили в американскую экономику 6 триллионов долларов, и как это отразится на инфляции пока непонятно. 

С.С.: Многие считают, что мир не будет прежним, но найдутся новые возможности. Однако государства спасают очень большой и крупный бизнес, корпорации, а средний и мелкий бизнес остался вообще не удел. Мой вопрос следующий: неужели средний и мелкий бизнес вернется к той же самой экономической модели, которая была до этого? Или они пересмотрят свои экономические модели, свой подход к бизнесу, имея за плечами эту ситуацию?

С.С.: Как показывает практика, ничто никого ничему не учит. Это не первый кризис: был и 87-й год, был и 98-й год, был и 2008-й год, и в России — 2014-й год. Но если все эти года не научили людей не брать валютные кредиты, валютные ипотеки, иметь финансовую подушку, работать “в белую”, получая все необходимые от зарплаты, соцотчисления и прочее, значит уроки прошли впустую.

Есть разные подходы к бизнесу. Есть подход стратегический, когда ты правильно, долго, красиво строишь свой бизнес, а есть подход ситуационный, когда ты открываешь чебуречную, и пока она работает — все хорошо, не приносит дохода, тогда закрыл, работников распустил и все. Подождал полгода, заново открыл. Это разные подходы, разные люди.

С.С.: Все говорили на протяжении последних 5-7 лет о крахе глобальной финансовой системы. Сейчас мы видим, как активно деньги печатаются для спасения этой старой системы. Стоит ли ждать появления новой, альтернативной экономики? Или все-таки человеческая натура неизменна? Будем наступать на грабли сто тысяч раз, пока не расшибем себе лоб?

С.М.: Нет, а я не вижу, где здесь грабли. Доллар одномоментно не девальвируется, он делает это постепенно из года в год, на какие-то проценты. Этого никто не замечает. Люди по-прежнему считают, что миллион долларов — это большая сумма, и более того, я вас уверяю, что на протяжении нашей с вами жизни миллион долларов все еще останется большой суммой, и для наших детей он будет большой суммой, для внуков — уже не уверен. Будет ли большой суммой для нас и для наших детей 100 биткоинов, например? Скорее да, чем нет. Я говорю сейчас исключительно про то количество материальных благ, которые можно будет на эти деньги приобрести. 

С.С.: Скажите, как, по вашему мнению, изменится рынок труда ввиду текущей ситуации? Сейчас уходят многие профессии, все идет в сторону роботизации и нужность человека уже снижается. Какие новые профессии будут востребованы? Не все же будут торговать на фондовой бирже.

С.М.: Я думаю, что со временем европейские страны перейдут на систему гарантированного базового дохода. Гораздо проще конкретному человеку платить условные пару тысяч евро в месяц для того, чтобы он мог спокойно жить, одеваться, кормить себя и свою семью, чем создавать под него какие-то рабочие места. Огромное количество людей поймет, что им нужно просто спокойно жить и получать базовый доход без всяких лишних устремлений. Такая модель, правда, подходит только для развитых стран.

С.С.: Какие страны вы считаете развитыми?

С.М.: А вот это как раз один из критериев. Те страны, которые могут себе позволить ввести безусловный базовый доход для своих граждан, не воспринимая это как тяжелую нагрузку для бюджета, эти страны можно вполне считать экономически развитыми. 

С.С.: Полагаю, нынешнюю пандемию никто не мог предсказать. Но верхушка очень грамотно воспользовалась этим моментом: подминает под себя все активы, мелкие и средние компании, чтобы потом мы снова начали бы зарабатывать для них деньги, снова строили компании до следующего раза. Это зацикленная история.

С.М.: Я считаю, что сейчас государства скорее все-таки вынуждены таким образом поддерживать экономику, скупая долговые обязательства, акции и прочее. Они это делают именно для того, чтобы не повторилось событий, которые были во время Великой депрессии, когда государства еще не разработали механизмы подобного рода сдерживания. И тогда все рухнуло и мы все знаем каковы были последствия — вплоть до Второй мировой войны. С тех пор регуляторы выработали определенные правила, и эти правила до сих пор применяются.

С.С.: Есть мнение, что государства не понимают до конца, каким образом в этой глобальной системе грамотно руководить людьми. Они спасают сначала свои кошельки, свои компании, а всех остальных не жалко, вырастут еще. И даже количество коек в больницах оказалось настолько недостаточным, что проще всех посадить по домам, потому что запаса прочности у государства не оказалось.

С.М.: Полагаю, определенный запас прочности безусловно был, но возможные последствия отсутствия карантинных мер были гораздо серьезнее, чем превышение количества людей в больницах. Ни одна система здравоохранения не способна спокойно выдержать увеличения числа больных в 10 раз. В таком случае уже просто нужно объявлять военное положение. На мой взгляд, делать систему здравоохранения с запасом прочности в х10 от обычной не очень-то возможно.

Я очень далек от теории заговоров мирового правительства и того, что все руководители всех стран договорились: давайте мы сейчас разовьем истерию вокруг уханьского вируса и под шумок решим свои вопросы. Они даже не могут договориться, по какой цене баррель нефти продавать, а тут такое.

Я всегда был сторонником очень простой идеи: в тот период, когда мы находимся в тяжелой, сложной ситуации, нельзя однобоко критиковать власти.

Многие предвидели, что критическая ситуация возможна и говорили: «вы разваливаете здравоохранение, зря увольняете врачей, зря сокращаете больницы». Но сейчас, когда критическая ситуация в стране и экономике уже наступила, на мой взгляд, критиковать действия правительства обобщенно не совсем корректно и даже бессмысленно. Критиковать какие-то отдельные недостатки, недочеты — вполне, я это часто делаю. 

С.С.: Мне хочется верить в людей и верить в то, что после перезагрузки мы чему-то новому научимся, перестанем повторять старые ошибки.

С.М.: Это будет зависеть от глубины перезагрузки. Получается, 91-го года нам не хватило, мы не испытали катарсис ни в 91-м, ни в 93-м годах. Не знаю, пришло сейчас время масштабных перемен, может статься, что и нет. Но лично я надеюсь, что пришло, потому что если нет, то это значит следующее потрясение будет гораздо серьезнее.