Статьи

Цифровой рубль и революция в финансовом секторе

Концепция цифрового рубля, разработкой которой российский Центральный банк занялся параллельно с центробанками еще нескольких зарубежных государств (Китая, Южной Кореи, Кении — заметим, стран крупных, но не западных), вряд ли станет повседневной реальностью в ближайшие годы. Однако предполагаемое возникновение «цифровой наличности» является частью гигантской революции, происходящей на наших глазах, а именно: трансформации финансового сектора под влиянием финтеха и цифровизации. В этом процессе Россия является, безусловно, одним из самых передовых государств мира, поэтому есть основания полагать, что и национальная цифровая валюта появится у нас раньше, чем у большинства стран.

Итак, что из себя может представлять «цифровой рубль»? Как разъясняет финансовый директор онлайн-платформы Webbankir Илья Соловий, прежде всего это ни в коем случае не криптовалюта, а обычные фиатные рубли. Главное отличие цифровой валюты от розничных безналичных расчетов в том, что ею можно будет пользоваться офлайн, переводя с одного электронного кошелька на другой, причем даже там, где нет интернета или соответствующей финансовой инфраструктуры. Вообще, преимущества цифровой валюты особенно ясно видны на территориях, где нет современной банковской инфраструктуры; именно поэтому, по словам Ильи Соловия, похожая система расчетов с помощью электронных кошельков «выстрелила» в Кении, где не развита инкассация, мало терминалов и банковских карт.

Цифровой рубль — это контроль

В России большая часть населения живет в городах, где есть интернет и банкоматы. Для экономики российских городов, по мнению опрошенных «Инвест-Форсайтом» экспертов, популяризация цифрового рубля будет означать прежде всего увеличение контроля Центробанка за всей финансовой системой и сферой расчетов в особенности, а также повышение его роли в функционировании национальных финансов. Цифровой рубль — эквивалент наличности, но, в отличие от последней, абсолютно прозрачен для властей. Как выразился амбассадор блокчейн-экосистемы UMI Андрей Амрис:

«Для физлиц новости скорее плохие: цифровой рубль поможет отслеживать сомнительные переводы, при этом еще и автоматизированно отслеживать». 

«Грубо говоря, власти смогут отследить путь каждого рубля до конечного пользователя по всей цепочке без темных зон в виде наличных», — соглашается официальный представитель криптобиржи Garantex Татьяна Максименко.

Таким образом, для тех, для кого отсутствие контроля является значимой ценностью, для бизнеса, уходящего от налогов, и работников, получающих зарплату в конвертах, цифровой рубль не будет ничем отличаться от простого безналичного рубля: они по-прежнему будут «держаться» за бумажную наличность.

Кредит из Центробанка

Однако дело не только в контроле — а в том, что теоретически, опираясь на систему цифрового рубля, Центробанк (или некоторый уполномоченный им оператор) может взять на себя многие функции, которые сегодня выполняются коммерческими банками: речь идет и о расчетах, и даже о кредитах. По мнению Андрея Амриса, цифровая валюта позволит открывать линии кредитования напрямую в Банке России без обращения к коммерческим банкам. Коммерческим банкам придется предлагать более выгодные условия, чтобы обращались к ним, а не к Банку России. Это приведет к конкуренции и снижению ставки кредита.

У новой модели централизации расчетов Центробанка есть и плюсы, и минусы. Управляющий Санкт-Петербургским филиалом РГС Банка Елена Верёвочкина считает, что преимуществом такой модели является отсутствие зависимости клиентов от инфраструктуры конкретного банка, а ее минусом является высокая концентрация операций в системе, большие мощности для ее обслуживания и снижение конкуренции на финансовом рынке. Поэтому, по мнению эксперта, более предпочтительной была бы система, в которой цифровой рубль станет выпускаться Банком России, но распространяться пойдет уже через банки или других финансовых посредников. Клиенты будут иметь свои кошельки на платформе банка, финтех-компании будут встраивать эти кошельки в свои сервисы, создавая инновационные продукты и услуги.

Вообще, как полагает доцент кафедры Национальной экономики Института экономики, математики и информационных технологий РАНХиГС Владимир Трегубов, сама идея цифрового рубля во многом воплощает стремление Центробанка сохранить контроль за финансовой системой. Все помнят, говорит Владимир Трегубов, как регулятор упустил в начале 2000-х момент создания новых платежных средств «Яндексом», «Киви» и другими неподвластными Центробанку независимыми эмиссионными центрами. Утраченную монополию на эмиссию платежных средств Банк России в срочном порядке себе вернул, заставив вышеупомянутые компании получить статус небанковских кредитных организаций, сделав их таким образом субъектами банковского надзора. Логика Банка России в данном и в другом случае понятна — неконтролируемая эмиссия платежных средств может вывести из-под контроля регулятора инфляцию, таргетирование которой он торжественно объявил своей главной задачей в ущерб обеспечения стабильности национальной валюты.

«Роль контролирующих органов в лице соответствующего департамента ЦБ РФ, Росфинмониторинга и ФНС явно возрастет, так как расчеты между организациями и гражданами в цифровом виде можно будет легче контролировать. У регуляторов появится больше возможностей и инструментов», — констатирует Владимир Трегубов.

Угроза банковским счетам

Главная особенность цифрового рубля заключается в том, что он не требует для функционирования участия банков: хранится не на банковских счетах, а в особых электронных кошельках, защищенных криптографическим способом. Между тем важнейшим источником фондирования банков являются средства клиентов, которые приходят в банки именно потому, что банки обеспечивают расчетно-кассовое обслуживание. Если банки перестают играть роль расчетных центров, они утратят значительную часть своей клиентуры, а вместе с ней и добрую половину привлеченных средств. Из этого следует, что если цифровой рубль действительно станет важнейшей формой денег, стандартная модель кредитования, в которой источником финансирования кредитов являются средства на счетах и депозиты, будет подорвана. Значит, с одной стороны, банки должны будут искать иные источники доходов и фондирования, а с другой стороны, в сфере кредитования будет возрастать роль организаций, не зависящих от депозитов, таких как микрофинансовые компании и P2P-платформы.

«Для кредитных организаций введение крипторубля несет весомые угрозы, — уверен старший риск-менеджер компании “Алго Капитал” Виталий Манжос. — Это связано с тем, что расчеты в криптовалюте не требуют участия банков. Таким образом, банки могут потерять привычную роль посредника при расчетах и свои комиссионные доходы. В любом случае, банки с большой долей вероятности потеряют свое нынешнее естественное монопольное положение. Именно по этой причине Сбербанк уже давно взял стратегический курс на построение вокруг себя экосистемы, которая будет удерживать существующих клиентов».

Будущее — сегодня

Впрочем, данная тенденция видна уже сегодня, до запуска крипторубля. Например, сейчас многие услуги, сервисы и даже товары можно оплачивать со счета мобильного телефона.

«Это тоже движение в направлении сокращения роли традиционных банков как посредников при осуществлении платежей, — констатирует Виталий Манжос. — Серьезную угрозу традиционным банкам несет тенденция к развитию экосистем вокруг социальных сетей, интернет-ритейлеров и IT-сервисов. В случае широкого распространения криптовалют большинству кредитных организаций не найдется места в этих растущих экосистемах. Очень вероятно, что широкое развитие интернета вещей еще более усилит эту тенденцию». 

Стоит отметить еще одно важное обстоятельство: соцсети, ритейлеры, мобильные операторы, различные IT-сервисы и платформы могут для усиления своих позиций в сфере финансов обзаводиться лицензиями финансовых и кредитных организаций различного типа. Основатель аудиторской компании «Форос Аудит» Елена Васильева обращает внимание, что в американской экономике в отношении банковского лицензирования стартапов дан зелёный свет. Теперь ничего не останавливает любой гипермаркет стать, по сути, банковской организацией: принимать вклады, осуществлять любые, в том числе мультивалютные, операции.

«Конечно, Центробанк России в тренде и понимает, к чему всё движется, — полагает Елена Васильева. — К коренному изменению банковского законодательства. Ведь уже сейчас “Яндекс”, МТС, “Мегафон” в шаге от банковской лицензии. А “Сбер”, напротив, покоряет рынок потребительских услуг. Предполагаю, иначе в современных условиях не выжить». 

Татьяна Максименко (криптобиржа Garantex) отмечает, что увеличение роли небанковских финансовых организаций — общемировой тренд, не имеющий прямого отношения к цифровым валютам. Процесс связан с развитием цифровых технологий и их проникновением во многие сферы экономической деятельности. Если раньше оказанием финансовых услуг занимались преимущественно банки, сейчас им приходится конкурировать со множеством других компаний, обладающих высокими компетенциями в области цифровых технологий: телекоммуникационными, платформами e‑commerce, ритейлерами и другими. Сейчас пользователи хотят получать множество услуг в одном месте, а не ходить за кредитом — в банк, за покупками — на сайт ритейлера, за связью — к телекому. Появляется движение lifestyle-banking, когда речь идет не о банке, а о целой экосистеме с партнерами — небанковскими организациями. Типичный пример среди небанковских финансовых организаций — «Яндекс», у которого были и «Я.Деньги», и тут же «Такси», и «Яндекс.Маркет», и каршеринг, и чего только ни было. У Сбербанка — и банковские услуги, и брокерские/инвестиционные, и тут же «СберМаркет» с доставкой продуктов. Цель — затащить пользователя в свою экосистему и сделать так, чтобы ему оттуда никуда не нужно было выходить.

В заключение хотелось бы отметить, что хотя последствия внедрения крипторубля могут быть существенными, остается не совсем ясно, есть ли настоятельная потребность в его внедрении. Илья Соловий (онлайн-платформа Webbankir) указывает, что в России население активно пользуется картами, а розница — эквайрингом, часто есть возможность провести операцию по QR-коду. Представить ситуацию, когда человек не сможет использовать наличные или банковскую карту, очень сложно. Такое возможно разве что в очень удаленных районах или во время полета на самолете, где существуют ограничения на пользование интернетом. Надо также учитывать, что сам Центробанк пока только планирует обсуждение проекта, затем проведение эксперимента. Запуск произойдет только в том случае, если первые два этапа будут успешны.