Статьи

Что означает новый закон о цифровых активах для криптоиндустрии

2020 запомнится цифровому рынку России как год появления первого федерального закона о криптовалютах. Этого события ждали, по меньшей мере, пять лет, но принятый закон дает больше вопросов, чем ответов. 31 июля президент России Владимир Путин подписал закон о цифровых финансовых активах и криптовалюте. ФЗ №259 «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который вступит в силу 1 января 2021 года, призван регулировать выпуск, оборот и другие правовые отношения, возникающие при обороте ЦФА и криптовалют.

Документ вносит в правовое поле новые объекты — цифровые финансовые активы, под которыми понимаются «цифровые права, включающие денежные требования», выпуск и обращение которых возможны только через блокчейн, и цифровые валюты, которыми называется «совокупность электронных данных, содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и могут быть приняты в качестве средства платежа».

Ключевые нововведения: Выпускать ЦФА вправе индивидуальные предприниматели либо юрлица. Эмиссии цифровых финансовых активов должно предшествовать раскрытие информации о лице, выпускающем ЦФА, бенефициарном владельце, операторе информационной системы, на базе которой будет осуществлен выпуск, виде прав владельцев и количестве выпущенных ЦФА и их стартовой цене. Это напоминает требования к публикации проспекта эмиссии ценных бумаг.

ЦФА не являются платежным средством. Блокчейн-платформы, биржи, банки и другие организации, которые станут операторами информационных систем для выпуска ЦФА и где будут проводиться сделки купли-продажи и обмена, должны зарегистрироваться в специальном реестре Банка России.

Руководящий состав компаний-операторов таких информационных систем должен соответствовать определенным требованиям: опыт работы руководителем в финансовой организации, высшее образование и ряд других требований.

Уставной капитал компании-оператора системы для обмена ЦФА должен составлять не менее 50 млн рублей. Банк России вправе ограничивать продажу некоторых ЦФА только квалифицированным инвесторам либо установить предельную сумму инвестиций, которую неквалифицированные инвесторы могут вложить в некоторые ЦФА.

Цифровые валюты не могут приниматься в качестве платежного средства за товары и услуги ни юрлицам, ни физлицам.

Криптовалюта может быть объектом гражданско-правовых сделок, но только в случае ее предварительного декларирования. Ее можно наследовать, дарить, истребовать в рамках банкротного производства. Выпускать цифровые валюты можно только с использованием доменных имен и сетевых адресов, находящихся в российской национальной доменной зоне. Чиновникам запрещено иметь ЦФА и криптовалюты, выпущенные на зарубежных площадках.

В сухом остатке можно резюмировать: то, что годами в криптовалютной отрасли называлось токенами, в юридической практике теперь будет носить имя ЦФА. Под цифровыми валютами понимается криптовалюта. И то, и другое теперь можно наследовать, продавать как имущество и дарить, но предварительно надо задекларировать. Это главные плюсы нового закона, но насколько они перевешивают его минусы — большой вопрос.

Главный недостаток принятого закона — неопределенность. ФЗ-259 о ЦФА носит рамочный характер и ни о какой правовой определенности в сфере цифровых активов пока говорить не приходиться. Еще предстоит определить административную (возможно, даже уголовную) ответственность за невыполнение требований закона, Банку России — разработать критерии ЦФА, доступных к покупке только квалифицированным инвесторам, налоговым органам — инструкции по декларированию цифровых финансовых активов и криптовалют. Закон также полностью игнорирует такие развитые и уже сформировавшиеся отрасли, как майнинг.

Остаются без ответа и вопросы коллизионно-правового характера. Например, если к криптовалютам теперь будут применяться правовые подходы, подобные тем, что применяются к имуществу, то как это внедрить на практике? Как судебные приставы смогут исполнять решения о конфискации цифровых валют в отсутствии доброй воли владельца, который является единоличным держателем секретных ключей от цифрового кошелька с такими активами? Как будет выясняться владение цифровыми активами и валютами, если их держатель не задекларировал их? Полностью отсутствуют правила взаимодействия с иностранными рынками, нет норм обращения иностранных активов в России. Закон выстраивает рамки в пределах российских границ, но для такой поистине общемировой сферы, как криптовалюты, подобные нормы выглядят лишь сдерживающими препятствиями и никак не помогают индустрии развиваться.

Криптоиндустрии в России еще предстоит на своем опыте оценить последствия внедрения нового законодательства, но уже сейчас по настроениям в среде digital-предпринимателей четко прослеживается нежелание играть на поле с неопределенными правовыми правилами. Чем дольше такая ситуация протянется, тем выше вероятность исхода криптовалютных компаний из российской юрисдикции. Впрочем, вряд ли этот поток эмиграции будет заметен — криптовалютные компании с российскими корнями уже давно предпочитают инкорпорироваться в более дружелюбных юрисдикциях.

Татьяна Максименко — официальный представитель биржи криптовалют Garantex.

Источник: wall.wayxar.ru